FORTOVED
Начало » Основной (Main) » Документы и литература  » Алпо Юнтунен "Свеаборг: страж Хельсинки и форпост Петербурга. 1808-1918 годы"
Алпо Юнтунен "Свеаборг: страж Хельсинки и форпост Петербурга. 1808-1918 годы" [сообщение #58548] сб, 12 января 2019 20:32 Переход к следующему сообщения
ava
Сообщений: 3845
Зарегистрирован: июля 2008
Географическое положение: Донецк
Книга вышла весной 2018 года, ко мне её добрые люди привезли ещё в августе, но вот почитать получилось только на новогодних каникулах. Обычного книжного формата в твёрдой обложке с соответствующего размера иллюстрациями, что для книги о крепости не совсем хорошо. 273 страницы текста плюс приложения, перечень источников и литературы, примечания, именной указатель -- всего 317 страниц. Иллюстрации -- чёрно-белые фото, исторические и современные, схемы и две цветные карты крепостного района на 1893 год и Нюландской губернии на форзацах.

index.php?t=getfile&id=31635&private=0


Прежде всего необходимо сказать, о чём эта книга, чтобы не было никаких напрасных ожиданий. Сам автор определяет её жанр как стратегический очерк. То есть описана история развития отношений стран Балтийского региона и некоторых держав, лежащих за пределами региона, но время от времени напускавших свои флоты в Балтику, чтобы подемонстрировать своё "величие", история стратегических угроз, история роли Свеабогской крепости в парировании и противодействии этим угрозам, история понимания в высших эшелонах власти России этой роли Свеаборгской крепости. Теперь то, чего в книге нет: крепость совершенно не рассматривается с инженерной точки зрения. Ожидания увидеть какое-то описание и обоснование, что за укрепления были построены на том или ином острове, почему тут два полубастиона, а там -- тенальный фронт, сколько и каких пушек стояло на той или иной батарее -- ничего этого в книге нет.

С поставленной задачей автор в целом справляется. Авторский стиль изложения довольно своеобразен -- сразу надо отметить пристрастие к общим предложениям; даже когда у автора на руках документы, раскрывающие фактическую сторону дела (что видно по ссылкам на архивы), автор не прибегает к их цитированию или пересказу, а пытается передать содержание общими фразами. Сказал бы, что при чтении возникает определённый фактологический голод. Вот, к примеру, несколько фраз на стр. 229:

Цитата:
В соответствии с ранее принятыми решениями начали размещать вооружения на самых отдалённых островах крепости. Вооружение островов Стура Мяльо и Торра Мяльо началось ещё перед войной [Имеется в виду Первой мировой -- ava]. Фортификация острова Мелкэ считалась чрезвычайно важным делом [429].


Что можно понять из этого? Какое вооружение? В каком количестве? В общем, одни вопросы. Ссылка указывает на документ из Национального архива Финляндии, но что там в том документе, тоже остаётся загадкой.

Также автору свойственна манера повторяться, возвращаясь к уже изложенному, что не добавляет стройности и логичности повествованию.

В качестве положительного момента следует отметить слова автора о ситуации в историографии Свеаборгской крепости:

Цитата:
Финские исследования времён подъёма национального самосознания обходят стороной военное значение Свеаборга, и даже в современных исследованиях его роль в качестве военного форпоста остаётся в тени его культурно-просветительского влияния. В результате наблюдается сознательный отход от исторической действительности.


Видимо, у национально-озабоченной финской публики подгорает даже от факта признания роли Свеаборга хотя бы в спасении Гельсингфорса и его населения от бомбардировки англо-французским флотом в ходе Крымской войны. Осталось только догадываться, как быстро прфессора Юнтунена запишут в "агенты Кремля"... )))

Теперь что касается недостатков книги. Первым и главным недостатком представляется отсутствие схем крепости на разный период времени с обозначением островов Свеаборгского архипелага, на которых эти укрепления располагались. Единственная схема находится на стр. 175, причём на ней показано расположение частей Свеаборгского и Гесингфорсского гарнизонов к 17 июля 1906 года. В этот период островам Свеаборгского архипелага были даны русские названия, показанные на схеме, а в тексте на всём его протяжении используются шведские, давно вышедшие из употребления. В приложениях, конечно, есть таблица соответствия шведских, русских и современных финских названий островов, но при чтении каждый раз смотреть схему, потом лезть в приложения и переводить название, чтобы понять, о каком острове идёт речь, -- ну очень утомительно и неудобно.

Дальше. Там, где автор пытается коснуться, очевидно, чуждой ему технической области, получается не совсем хорошо или совсем не хорошо. К примеру, в одну кучу смешиваются мины Морского ведомства и мины Военного ведомства, имевшие принципиально разное устройство и обладавшие столь же разными свойствами и областями применения. Или вот такая цитата со стр. 196-197:

Цитата:
В 1909 г. в крепости Свеаборга находилось 242 орудия. В это количество было включено 30 пулемётов. В июне 1911 г. количество орудий выросло до 266. В 1909 г. Свеаборг получил первые четыре шестидюймовых (152 мм) орудия системы Канэ. С 1891 г. Россия закупала у своего нового союзника -- Франции пушки, сконструированные французским инженером Г. Канэ, а с 1897 г. -- орудия системы Chantiers de la Mediterraneen, производимые заводами Шнейдера. С 1895 г. орудия системы Канэ производились на Путиловском заводе в Петербурге. Первые орудийные лафеты были заказаны Путиловскому заводу в Петербурге в том же году. С 1898 г. орудия и лафеты для них начал производить и завод в Перми. Производство таких пушек и их усовершенствование шло и развивалось вплоть до революции. В Свеаборге установка новых орудий потребовала модернизации платформ и укрытий для них. Они устанавливались в одну линию за бетонным укрытием и отделялись одно от другого поперечными бетонными балками [356].


В примечании к этому абзацу -- благодарность доктору и командору Энквисту за сведения об орудиях Канэ. Даже не знаю, как это комментировать можно и что доктор и командор Энквист поведал автору по этому поводу -- половина из приведенного выше неверна, половина перепутана. Закуплены в 1891 году были не орудия, а чертежи, всё производство их было в России за исключением двух десятков орудий для Либавской крепости. Выпускались они на Обуховском и Пермском пушечном заводе, факт заказа которому опытных орудий в 1898 году -- это то немногое, что верно в приведенной цитате. Да, под бетонными балками имелись в виду бетонные траверсы, но об этих тонкостях перевода будет чуть дальше.

О ряде весьма важных и принципиальных вещах у автора говорится очень вскользь и очень кратко. На стр. 200, например, говорится, что "Свеаборг и новый оборонительный рубеж Ревель -- Порккала 7 января 1913 г. были переведены в подчинение Морского минимтерства". В части Ревель-Порккалаудской крепости это верно, но Свеаборг! Как? Как после этого Военное ведомство пять лет укрепляло Свеаборг? В общем, вопросы, одни вопросы... О перемещении орудий из Владивостока в Свеаборг в ходе Первой мировой упоминается, но не более, чем общее число перевезенных 10-дюймовок. О дальних крепостных минных заграждениях упоминается, но тоже вскользь, без оценки важности, новизны и т. д. Нет никакой оценки принципиальной новизны сооружений сухопутного фронта, построенного в ходе Первой мировой, -- так называемой фортификационной пыли.

Не всё благополучно и с персоналиями. Так, например, на стр. 172 комендантом крепости на 28 марта 1905 года назван генерал-лейтенант Н. Н. Кайгородов, на стр. 173 на 7 ноября 1905 года -- генерал-лейтенант В. А. Лайминг. На стр. 190 на конец 1908 года комендантом опять Н. Н. Кайгородов, а на стр. 194 на 1912 год -- снова Лайминг. Так кто же был комендантом? Кайгородов или Лайминг? Лайминг или Кайгородов? Кто кого сменил и когда? На стр. 198 командующим артиллерией крепости на осень 1913 года назван генерал-майор В. А. Алексеев, а на стр. 229 в той же должности В. А. Алексеевский. Причём в именном указателе это два разных человека. Открываем "Список генералам по старшинству" к 1 июля 1913 года и видим, что генерал-лейтенант Лайминг Владимир Александрович состоит в должности коменданта Свеаборгской крепости с 7 ноября 1905 года. А вот такие же "Списки..." к 15 апреля 1914 года и к 10 июля 1916 года показывают, что в должности командира Свеаборгской крепостной артиллерии с 20 декабря 1911 года состоял генерал-майор Алексеевский Константин Алексеевич. То есть один генерал-майор у автора оказался разделён надвое, причём оба получившихся оказались с неверными инициалами, а первый -- ещё и с ампутированным суффиксом в фамилии. Вот как-то так...

Но со всеми этими ошибками, неточностями и ляпами в подписях к историческим фотографиям ещё можно было бы смириться, если бы не одно "но". Это "но" состоит в том, что финский текст Алпо Юнтунена для подготовки к русскому изданию попал к "опытному переводчику финской исторической литературы", как он назван в предисловии, Валерию Сергеевичу Марееву и примкнувшему к нему научному редактору к.и.н. Зимарину Олегу Александровичу. Выделю жирным, страна должна знать своих героев. Как показал результат, ни переводчик, ни научный редактор некомпетентны в военной и исторической области вообще, от слова "совсем".

Прежде всего вопрос терминологический. По тексту, описывающему события давностью в сто-двести лет, то и дело появляются "россияне", выдуманные при пьянице-Ельцыне совсем недавно. Неужели так трудно и больно называть русских русскими? В тексте книги термин фортификация применяется не столько для обозначения области военных знаний об укреплении местности, сколько для обозначения самого процесса укрепления, типа, "пока шла фортификация правого фланга оборонительной линии..." То есть уже с нормами русского языка не всё благополучно. Далее, на протяжении всего текста наблюдается какое-то патологическое пристрастие к слову бастион, коим именуется всё, что угодно, по делу и не по делу. Видно, переводчик где-то слышал, что так называется некое укрепление, ну и решил блеснуть. В общем, блеснул -- у него получилось.

В финском для обозначения такого класса боевых кораблей, как миноносцы, очевидно используется калька с английского torpedoboat. Так вот в процессе подготовки текста этот термин был переведен с финского на русский буквально, и лёгким движением руки переводчика все мореходные миноносцы последней четверти XIX века и начала века XX превратились... превратились... -- вы не поверите -- в торпедные катера! И это не единичный случай, не разовая ошибка, а действие осмысленное, принятое по всему тексту.

Ни переводчик, ни научный редактор не знают о существовавшем в Русской императорской армии разделении офицерских чинов на штаб-офицеров и обер-офицеров, поэтому на протяжении всего текста попадаются "штабные офицеры" и "старшие офицеры". Сюда же прицепом относятся и "младшие офицеры", в которых переименовали унтеров. К той же области, так сказать, заблуждений, следует отнести глупости с преобразованием старых дореволюционных воинских званий к относительно современным. Понятно, что когда финн пишет о русских офицерах, он будет переводить звания к современной финской системе обозначений, потому что исторической системы у финнов на финском просто не было. Но надо же думать, прежде чем переводить обратно на русский современные финские звания в современные русские. Но думать -- это не про наших героев. В результате Аксель Гадолин, командовавший одной из батарей Свеаборга при отражении бомбардировки англо-французского флота, оказался лейтенантом, а возглавлявшие мятеж 1906 года А. П. Емельянов и Е. Л. Коханский -- младшими лейтенантами. Ага, в крепостной артиллерии Военного ведомства как раз место лейтенантам...

Но самое главное, что меня просто выбешивает, -- это совершенно полнейшая дичь, небрежность и безалаберность в именовании высших учреждений и должностей. Вместо Главного артиллерийского управления появляется "Главное управление артиллерии", вариантам именования Главного крепостного комитета нет числа, вместо Свеаборгской крепостной минной роты вылазит "рота минёров Свеаборга", там же где-то рядом марширует "1-я бригада снайперов крепости", находящаяся вместе с "артиллерийским полком" под командой психически нездорового генерал-майора Сахновского, откуда-то непонятно берётся генеральный штаб Финляндского военного округа, адмирал И. А. Шестаков оказывается "морским министром", а не управляющим Морским министерством, вице-адмирал Н. М. Чихачёв мало того, что ошибочно назван контр-адмиралом (на 1887 год уже семь лет как вице-адмирал), так вместо начальника Главного морского штаба оказался "начальником штаба флота", а великий князь Алексей Александрович вообще из генерал-адмирала превратился в "главного адмирала". Это может показаться смешным и забавным, но, к сожалению, очень грустно, что столь редко появляющаяся книга подобной тематики вышла в свет в таком виде.

Как изюминка на торте тупого бездумного переведения с финского на русский, именно переведения, другого слова подобрать не могу, выглядит следующий фрагмент со стр. 183-184:

Цитата:
Специалист по крепостным укреплениям инженер К. И. Величко писал ещё до начала войны: "В цепи оборонительных укреплений основным должен быть центральный бастион, откуда крепостная артиллерия и крепостные войска нанесут решающий удар по противнику" [339].


В примечании -- ссылка на труд Величко К. И. Инженерная оборона государства и устройство крепостей. СПб., 1903. С. 54.

Мне как бы не трудно, лезу, смотрю оригинал. Вот неискажённая фраза Величко:

Цитата:
На этой линии фортов должен лежать центр тяжести борьбы за крепость, -- здесь должны дать противнику решительный отпор и крепостная артиллерия, и крепостная пехота.


index.php?t=getfile&id=31636&private=0


Вопрос к автору, конечно, насколько оправданно было использовать эту фразу Величко о роли фортового пояса в обороне больших сухопутных крепостей в контексте переосмысления роли крепостей после Русско-японской войны и применении опыта борьбы за Порт-Артур к организации обороны Финского залива. Но вместе с тем это и иллюстрация того, как при переводе на русский финского перевода с русского смысл ещё и вырванной из контекста фразы просто исчезает. Также это весьма наглядный показатель стремящегося к нулю качества работы редактора, когда вместо цитирования русского оригинала на бумагу пошёл перевод перевода.

На этом разбор заканчиваю. Профессору Алпо Юнтунену можно пожелать новых работ, описывающих имперский период истории Финляндии; мне бы вот, к примеру, очень интересно было бы узнать, как добрый финский народ от безусловной поддержки России и вИдения себя в роли подданых Императора Всероссийскаго, Царя Польскаго, Великаго Князя Финляндскаго и прочая, и прочая, и прочая в период Крымской войны дошёл до резни русских в марте 1918 года в Выборге. Вне зависимости от темы техническим деталям необходимо уделять больше внимания. Равно как и персоналиям. Переводчику Валерию Марееву и научному редактору к.и.н. Олегу Зимарину -- как говаривал дедушка Ленин, "учиться военному делу настоящим образом". Потом что пока -- незачёт, двойка.

Нормальной книги на русском о Свеаборгской крепости (книги о крепости именно в инженерном понимании) пока нет. И где же потерялся автор, который смог бы эту тему поднять???

P. S. Из полезного лично для себя, порывшись в приведённых в книге ссылках, нашёл несколько интересных материалов как исторического, так и мемуарного характера о русском Свеаборге, так что продолжение будет.
  • Вложение: sveaborg_cover.jpg
    (Размер: 218.41KB, Загружено 179 раз)
  • Вложение: P-054.jpg
    (Размер: 176.74KB, Загружено 174 раза)
Re: Алпо Юнтунен "Свеаборг: страж Хельсинки и форпост Петербурга. 1808-1918 годы" [сообщение #58552 является ответом на сообщение #58548] вс, 13 января 2019 00:42 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
Stas-Vorobiev
Сообщений: 6383
Зарегистрирован: июня 2008
Географическое положение: Санкт-Петербу...
Спасибо, очень интересно.

Слушай, ну про Величко это круто. Но неоригиально!

Дело в том, что не далее как в прошлом году я имел удовольствие... (как бы это сказать поточнее) ...приватно рецензировать одну статью наших коллег с Красной Горки, в которой между прочим утверждалось, что форт "Красная Горка" стал своего рода развитием проекта "образцового русского форта Величко". А в продолжение этой мысли пишется буквально следующее:

"Стоить отметить, что французские фортификаторы взяли на вооружение данный тип форта и включили его в основу своих крепостных районов"
И дается ссылка на источник!

Вот она:
Величко К. И. Крепости до и после Мировой войны. М., 1922. С. 6.

Я был так удивлен, что подобно тебе не поленился найти это место, благо в настоящее время это делается довольно быстро. И что же?
На стр. 6 указанной работы Величко находим концовку предисловия к работе, в которой он предупреждает читателя о некоторых принципах его исследования. В частности он пишет:
"...я не могу передать существа устройства укреплений Вердена и Меца, не оценивая их с точки зрения русской фортификационной школы, так обособившейся от немецких и Бриальмоновских идей, и так ясно вылившейся в конкретные формы при сооружении наших крепостей в 1910-1914 годы, т. е. к началу Мировой войны."

Вот скажите, как из этой цитаты можно вывести вывод о заимствовании французами типа нашего форта???

Бедный Величко! И как только его не каверкают... (((
________________

И вот еще чево... Ты так все по делу пишешь, что парочка проявлений твоего личного отношения к "национально-озабоченным финнам" выглядят совершенно не к месту... К тому же мне крайне удивительно предполагать, что ты ни разу ничего не слышал про т. н. "русификацию Финляндии", имевшую место где-то с самого конца XIX века, и о ее непосредственной роли в отрицательной перемене отношения населения Финляндии к русским.
Re: Алпо Юнтунен "Свеаборг: страж Хельсинки и форпост Петербурга. 1808-1918 годы" [сообщение #58553 является ответом на сообщение #58552] вс, 13 января 2019 14:16 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
vasnad
Сообщений: 182
Зарегистрирован: февраля 2011
Географическое положение: СПб
Я не соглашусь со всеми пинками "национальной озабоченности финнов" из рецензии, но с иными соглашусь. Я пока дочитал только до конца Крымской войны и там уже достаточно странно. Не вдаваясь пока в детали: кратко - пока были шведы в Свеаборге - если с т.зр. финна и не хорошо, то хотя бы норм. А русские в Свеаборге - это какая-то дикая случайность. К тому же дипломатический обзор перед Крымской войной и сразу после - оч. странный, вопрос сильно глубже изучен.
К вопросу о русификации Финляндии и Бобриков - тут всё совсем неоднозначно, как дочь офицера говорю, и общество финляндии было совсем неоднородным, были интеллигентские круги немецкой, шведской, финской, русской окраской в городах, были финские крестьяне в лесах и на хуторах, плюс не надо забывать, что до самих идей национальной государственности финны доросли под эгидой и благодаря Российской империи, при шведах, как мы знаем, о финской интеллигенции, не то что о большем, речь не шла.
В общем, с отзывом я в целом согласен, но некоторые идеологические вещи я бы сформулировал ещё пожестче. Дочитаю на днях - дополню.
Re: Алпо Юнтунен "Свеаборг: страж Хельсинки и форпост Петербурга. 1808-1918 годы" [сообщение #58554 является ответом на сообщение #58553] вс, 13 января 2019 14:19 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
vasnad
Сообщений: 182
Зарегистрирован: февраля 2011
Географическое положение: СПб
Вообще же, что я читал (скандинвско-финско-угорских авторов), заранее можно говорить об изъяне: ещё до изучения и изложения фактажа имеется главный вывод: запад хорошо, восток в лучшем случае так себе. То есть на изучение материала сразу надевается послезнание и современные политические реалии исследователя. Там где "стратегический" очерк, т.е. по верхам такого больше, меньше - если работа более техническая.
Re: Алпо Юнтунен "Свеаборг: страж Хельсинки и форпост Петербурга. 1808-1918 годы" [сообщение #58556 является ответом на сообщение #58554] вс, 13 января 2019 17:59 Переход к предыдущему сообщения
Stas-Vorobiev
Сообщений: 6383
Зарегистрирован: июня 2008
Географическое положение: Санкт-Петербу...
Всякого рода предвзятости - вещь, увы, объективная, вытекающая из человеческой натуры. Каждому милее свое, каждый тянет одеяло в свою сторону. В итоге, все стремятся узреть предвзятости, искажения, умалчивания и т. п. - в первую очередь "у них", но ни в коем случае не "у себя". Я считаю, что от этого необходимо стремиться избавляться, ибо это мелочно, местячково и недостойно Человека. У всякого явления есть причины, и если мы на самом деле хотим разобраться в них, мы не должны "играть в одни ворота". А пока что все смахивает именно на это. Из ваших с Владимиром сообщений совершенно ясно вытекает ваше отношение к вопросу взаимоотношения финнов и русских, Финляндии и России, сводящееся к тому, что:

- русские и Россия так много дали финнам и Финляндии; все то, чем они могут гордиться, они получили благодаря России, финны однозначно обязаны русским; Россия защищала Финляндию, и никаких причин недолюбливать себя не давала (а если кто-то и говорит о таких причинах, то, скорей всего, тем самым он демонстрирует свою прозападную ангажированность и предвзятость, ибо на самом деле там все "не однозначно" и "не так просто"),
- а вот финны - неблагодарные редиски; всего того, что сделала для них Россия, совершенно не ценят; напротив, без всяких объективных причин невзлюбили воих благодетелей и защитников, дошли в этом до откровенных злодеяний, все время искажают историю и т. п.

Полагаю, все это и смахивает на то, что ты назвал "на изучение материала сразу надевается послезнание и современные политические реалии исследователя". А точнее так: в общем картина совершенно ясная, а если же в чем-то и надо разбираться, то это уже, суть, детали, совершенно не способные повлиять на общие оценки.

Это определенный подход, позиция, с которой я категорияечки не хочу мириться. Например, если, на твой взгляд, в трудах финских исследователей прослеживается обобщение "запад - хорошо, восток - плохо", и ты хочешь оценить само это обобщение, то ты не должен сходу отвергать его обоснованность. Только в этом случае твое дознание причин такого отношения финнов к России может претендовать на объективность.
Предыдущая тема: Аэрофотосъемка фортов Кронштадта 1940 год
Следующая тема: Книги на военно-исторические темы
Переход к форуму:
  


Текущее время: пн мар #d 01:17:35 MSK 2019